тот, кто выбрал путь сомнений
Необходимо осознавать: что мы всегда идём на поводу у самих себя и только. Необходимо также помнить: что каждый ограничен и совершает ошибки.
И снова открытие... На мой взгляд, очень хорошее. Мало догадаться связать персонажей из, казалось бы, совсем несовместимых вселенных: если попытаться сделать это абы как - получится полная херня. Если же суметь связать персонажей в по-настоящему годную и (насколько это возможно) логичную историю — подобный пейринг в данном контексте становится настоящим всецветным мегатонным взрывом отнюдь не из пукана, а в мозгу. Шаблон именно что не рвётся, а гармонично перестраивается.

Случайно наткнулась на работу на фикбуке, не ожидая обнаружить такой занятный даркфик.
Открывала/смотрела с опасением (любопытство) - но вместо моего скривлённого рта и закрытия вкладки итогом стал восторг.



Почти как она

Автор: Валистофель
Фэндом: Кошмар перед Рождеством, Храбрая сердцем (кроссовер)
Основные персонажи: Джек Скеллингтон, Мерида Данброх
Пэйринг или персонажи: Джек/Мерида
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа, OOC
Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Мериде было весело, и она намеренно не обращала внимания на нежные взгляды, томные вздохи и вечное "Ты так на неё похожа...".

Посвящение:
Darling Do. Вдохновилась именно после прочтения одной из её работ.

Примечания автора:
Маразм крепчал. Дарк рос, ООС вместе с ним. На последовательность изложения автор плюнул в высокой колокольни. И снова здравствуйте.

_________________________

...И ко­му приш­ло в го­лову выс­тру­гивать на ко­ре ду­ба тык­ву? И ведь не прос­тую тык­ву, ко­торых, к при­меру, бы­ло вдо­воль у кресть­ян в ок­тябре-ме­сяце, а са­мую нас­то­ящую стра­шилу. Обыч­ные тык­вы мя­сис­тые, соч­ные и глад­кие, а эта - урод­ли­вый ска­лозуб с пус­ты­ми гла­зами.

От­кры­вая дверь, на ко­торой этот уро­дец был за­печат­лён, и па­дая ку­да-то вниз по ство­лу де­рева, Ме­рида бы­ла го­това ко все­му.

Поч­ти.

Нап­ри­мер, к ске­летам во фра­ках, что при об­ра­щении це­лу­ют ру­ку не­сущес­тву­ющи­ми гу­бами - точ­но нет.

Хэл­ло­уин и его хо­зя­ин встре­тил де­вуш­ку виз­гом, хо­хотом и воп­ля­ми ужа­са. Бук­валь­но каж­дый счи­тал сво­ей обя­зан­ностью на­пугать, оше­ломить, пот­рясти её до по­лус­мерти. Вы­ходи­ло от­кро­вен­но сквер­но.

Ме­рида не бо­ялась ду­хов: она от­но­силась к ним с ува­жени­ем и над­ле­жащим по­чётом. Как ма­ма учи­ла. Па­ру раз Ме­рида, ма­лень­кая не­выно­симая его­за, сбе­гала-та­ки под ночь из до­ма и бе­жала к ре­ке с за­мира­ющим от стра­ха сер­дцем до­жидать­ся Кел­пи. Конь не при­ходил, и по­тому ма­лень­кое, но ко­ренас­тое тель­це прин­цессы не пла­вало сре­ди реч­ных кув­ши­нок и ка­мышей бу­дучи утоп­ленным.

А здесь ду­хи и приз­ра­ки бы­ли на каж­дом ша­гу, и боль­шинс­тво же­лало ра­зор­вать к чер­тям со­бачим (тем, что обыч­но пля­сали, на­пив­шись вдрызг, в ка­баке "Ро­га" или за­бега­лов­ке "У чёр­та на ку­личи­ках") храб­рую, скуч­ную дев­чонку, и ра­зор­ва­ли бы, ес­ли бы не Джек. Га­лан­тный, эле­ган­тный и жут­кий ске­лет на бес­ко­неч­но длин­ных но­гах.

По­нача­лу прин­цессу это за­бав­ля­ло и все­ляло в ду­шу не­кую гор­дость: её обе­рега­ет сам Ко­роль, сам По­вели­тель Тыкв! Вы­куси­те, ведь­мы и трол­ли! Не от­ве­да­ете мяс­ца бу­дущей ко­роле­вы!

Скел­лин­гтон неж­но и влюб­лённо смот­рел на неё, о чём-то взды­хал, стран­но улы­бал­ся и пос­то­ян­но при­гова­ривал: "Как же по­хожа...". Ме­рида же, по­чувс­тво­вав сво­боду и без­на­казан­ность, пус­ти­лась во все тяж­кие. Она рез­ви­лась с мес­тны­ми ху­лига­нами, от­би­рая у ка­кого-то рас­се­ян­но­го ске­лета го­лову и го­ня­ясь с ней по улоч­кам, учи­лась по­лётам на мет­ле и по­рой хо­хота­ла, вспо­миная свою, ту са­мую ведь­му в ле­су. Да раз­ве это ведь­ма? Это и в са­мом де­ле обыч­ная рез­чи­ца! Нас­то­ящие ведь­мы вот та­кие - кри­воно­сые, без­гла­зые, хро­мые и кри­вые. Ей бы­ло ве­село, и она на­мерен­но не об­ра­щала вни­мания на неж­ные взгля­ды, том­ные вздо­хи и веч­ное "так по­хожа...".

А по­том, дней эдак че­рез пять, при­тор­но-лас­ко­вый тон го­лоса Его Ве­личес­тва ей на­до­ел, его лас­ко­вые при­кос­но­вения к во­лосам при­носи­ли од­но раз­дра­жение, и ка­залось, что ещё нем­но­го, и из ко­жи Ме­риды по­лезут ши­пы. Ей ста­ло скуч­но и нем­но­жеч­ко, са­мую ка­пель­ку страш­но.


У Дже­ка Скел­лин­гто­на хо­лод­ные, су­хие, об­гло­тан­ные не од­ним скоп­ле­ни­ем чер­вей кос­ти. От од­но­го при­кос­но­вения их к неж­ной, сос­то­ящей из кро­ви и пло­ти ла­дош­ке Ме­риды ста­новит­ся неп­ри­ят­но и жут­ко.

- От­ве­ди ме­ня до­мой, - тре­бова­тель­но и гроз­но го­ворит Ме­рида, от­дёрги­вая ру­ку от от­врат­но­го по­целуя. Ни­чего кро­ме раз­дра­жения и злос­ти этот по­целуй ей не при­носит.

- Не ду­маю, что это воз­можно, - мят­ным го­лосом го­ворит Джек, слег­ка уди­вив­шись не­покор­ности его гостьи. Впро­чем, из Хэл­ло­уина хо­тят все сбе­жать в пер­вые дни. По­том при­выка­ют. Толь­ко Ме­рида по­чему-то при­вык­нуть не смог­ла.

Свет­лые бров­ки сво­дят­ся к пе­рено­сице, а руч­ки, при­водя­щие По­вели­теля Тыкв в не­опи­су­емый вос­трог, гнев­но сжи­ма­ют­ся.

- Я хо­чу до­мой. От­ве­ди ме­ня не­мед­ля.

- Ты не хо­чешь ос­тать­ся? - воп­рос вы­ходит ка­кой-то на­иг­ранно-удив­лённый, и Ме­рида мор­щится.

- Нет.

- Но ведь мы так ра­ды те­бе здесь!

- Мне пле­вать. От­ве­ди. Жи­во.

Джек хму­рит­ся (и как у не­го это вы­ходит?), жи­вая и мер­твец дол­го бу­равят друг дру­га злым взгля­дом; но че­рез па­ру се­кунд че­реп Скел­лин­гто­на раз­гла­жива­ет­ся, а на гу­бах (су­хих, не­живых, пах­ну­щих прог­нившей плотью) иг­ра­ет тёп­лая, ус­по­ка­ива­ющая улыб­ка.

- Мад­му­азель, поз­воль­те за­дер­жать вас у се­бя ещё на один день, - и уви­дев не­доволь­ный взгляд, Джек пос­пешно до­бав­ля­ет, - А за­тем, ко­неч­но, мы от­ве­дём вас до­мой.

Ме­рида не­довер­чи­во и хму­ро смот­рит из-под коп­ны ры­жих во­лос (ах, ка­кое пре­лес­тное со­чета­ние - го­лубые гла­за и ог­ненные куд­ри!), но всё-та­ки сог­ла­ша­ет­ся.

И ведь по­ра бы уже вы­учить, по­нять и за­пом­нить, что огонь­ки (не­мило­сер­дно по­казав­шие прин­цессе до­рогу к то­му са­мому ду­бу) в це­лом ни к че­му хо­роше­му не при­водят.

***
- А здесь мы впер­вые по­цело­вались, - ув­ле­чён­но рас­ска­зыва­ет Джек.

День, ко­торый был от­ве­дён Ме­риде, про­шёл, а крас­но­щёкой кра­сави­це в са­мом де­ле рас­хо­телось ид­ти до­мой. Ка­кой же всё-та­ки этот Джек муд­рый и даль­но­вид­ный! Зна­ет Ме­риду как об­луплен­ную, ей-бо­гу. А ещё он от­лично уме­ет уго­вари­вать ко­го бы то ни бы­ло. Сво­ими ме­тода­ми.

Ме­рида мол­чит и не­мига­юще смот­рит пря­мо.

- Ты так на неё по­хожа, - бар­хатно го­ворит Джек, зап­равляя ры­жую прядь за ухо, уже не­соп­ро­тив­ля­ющей­ся и ти­хой прин­цессе.

- Ха­рак­те­ром, не внешностью. Она бы­ла та­кая же не­покор­ная и буй­ная. А ты... Ты прек­расна, до­рогая. Да­же прек­раснее её.

У Сал­ли бы­ли го­лубые яс­ные гла­за, шра­мы по все­му те­лу и трез­вый рас­су­док, ко­торый во­пил о бе­зумии По­вели­теля Тыкв. Фран­кен­штейн её не пос­лу­шал, а Джек, уби­тый пре­датель­ством сво­ей воз­люблен­ной, при­шёл в не­кон­тро­лиру­емую ярость. Хо­рошо, что ткань и се­но быс­тро сго­ра­ют: не хо­телось бы, что­бы та­кая чу­дес­ная, женс­твен­ная де­вуш­ка му­чилась.

А те­перь у не­го бу­дет Ме­рида, так по­хожая на неё.

Лу­на уны­ло ль­ёт мо­лоч­ный свет на двух мер­тве­цов, си­дящих на хол­ме (или рас­те­нии - эту за­гад­ку Ме­риде уже не раз­га­дать). Го­лова Ме­риды без­воль­но па­да­ет на­зад, от­кры­вая чёр­ные си­няки на шее.

- О нет-нет-нет, не па­дай, кра­сави­ца, не па­дай. Вот так.

Мёр­твые, стек­лянные гла­за выц­ве­ли до проз­рачно-го­лубо­го цве­та. И ру­ки у прин­цессы зас­ты­ли страш­ны­ми, скрю­чен­ны­ми ког­тя­ми.

- Бо­же, как прек­расна... И как по­хожа...

Фран­кен­штейн, на­вер­ное, об­ра­ду­ет­ся лю­бой ра­ботён­ке, а её бу­дет вы­ше кры­ши, вот уж точ­но. Ос­та­лось лишь пе­ренес­ти без­ды­хан­ное те­ло ему в баш­ню - он ведь так ску­ча­ет по Сал­ли, по сво­ей до­чень­ке; а Ме­рида и вправ­ду на неё по­хожа.

- Ос­тань­ся со мной, - ти­хо про­сит Джек, под­ни­мая на мёр­твую роб­кий взгляд пус­тых глаз­ниц. Ме­рида мол­ча сог­ла­ша­ет­ся, а Джек уми­рот­во­рён­но улы­ба­ет­ся и при­жима­ет по­холо­дев­шую ла­дош­ку к кос­тля­вой гру­ди, ка­са­ясь хо­лод­ных си­них губ по­целу­ем.

оригинал

@темы: Дисней, Кю!, У,зверюга!, Ужоснах, Фанфикшен