23:42 

Прослушка

тот, кто выбрал путь сомнений
Необходимо осознавать: что мы всегда идём на поводу у самих себя и только. Необходимо также помнить: что каждый ограничен и совершает ошибки.
я тут позавчера ещё подумала: на драббл не потянет? Хотела ЛС кинуть - да Остапа понесло...

Прослушка

Бета: и сон, и дух помощь принимается
Вселенная: Майкл Крайтон "Затерянный мир".
Персонажи: команда Доджсона и Бэйзелтона, Левайн, Малкольм, парочка ОМП
Рейтинг: PG-13
Жанр: джен, юмор, занавесочная история, повседневность
Размер: драббл
Предупреждения: AU, нецензурная лексика.

Описание: Биосиновцы начали прослушивать встречи Левайна и Малкольма - от и до. Будние особенности процесса сего способа шпионажа оказываются порой веселее, чем можно подумать слэшеры, подберите слюни - вы не по адресу хD

Корпорация "БиоСин", начиная с самой идеи масштабного проекта компании "ИнГен", следила за каждым его участником - начиная от Джона Хаммонда и заканчивая самым ничтожным уборщиком дерьма. А со времени подключения видных учёных (и дальнейших разбирательств по делу краха парка) - особо взяли последних на вооружение.
Посему не удивительно, что установили прослушку встреч и звонков "подревизного" Яна Малкольма и Ричарда Левайна (человека, яро заинтересовавшегося его тайнами) - когда они ещё только познакомились. Но, для наглядности, ещё установили самописец. На всякий случай: ибо не везде материал сохранялся.
Вот так и сидели.
Но дело в том, что Левайн с Малкольмом то и дело встречались в разных местах, поэтому на "хвост" сажали подкупных людей, которые и таскали на себе аппаратуру. Затем материалы переправлялись в главный офис Доджсона.

У самого Доджсона уже скопились приличные папки и чуть ли не терабайт компромата, состоящего из одних лишь разговоров во всех подробностях. Биосиновцы старались не упускать ни единой запятой, ни одной буковки - если вдруг сложится ситуация, где это всё пригодится: в роли вещ.дока или же в качестве материала для шантажа. Возможно, некоторые слова, а то и фразы могут оказаться ключами к разгадке вопросов последующих разговоров, или же реальными паролями к запертым системам.

Всё чаще приходилось выуживать материалы, непосредственно относящиеся к работе, из всё возрастающего количества оскорблений каждой из сторон: как только очарование сторонников знаниями в непознанном стало сходить на нет - вот тогда и начало появляться раздражение "твердолобостью", "закоченелостью" (и прочими обвинениями в ограниченности мышления и -мировоззрения).
Всё больше времени от диспута уходило на ругань.
Слушать вопли этих двоих поначалу было достаточно увлекательно, но через некоторое время менялся разве только арсенал витиеватых выражений - всё остальное оставалось прежним. И сие "однообразие" утомляло мозг. А ведь ещё приходилось вычленять важные фрагменты - никогда не знаешь заранее: с чего начнётся беседа двух учёных, чем она закончится и сколько раз поменяется тема.
Чтобы уши не вяли - всё-таки вот основная практическая причина установки расшифровщика: неугодный текст можно просто проскальзывать взглядом, фиксируя и помечая разноцветными маркерами нужное.

Команда уже настолько хорошо знала и различала жертв по голосам и манере разговора, что диктофон попросту отключали. И каждый принятый в команду Доджсона и Бэйзелтона, прочитывая выдержки из подслушанного, отлично представлял интонацию истца, выражения лиц обоих собеседников и даже возможную жестикуляцию. Как ни странно, мысленные представления мало чем отличались от реальности - образы, воссозданные в голове, почти полностью копировали интонацию, движения губ, взгляд и общую мимику, даже некоторые фирменные жесты.

Часть разговоров якобы непримиримых оппонентов превратилась в анекдоты - и в такой форме разошлась по отделу, Яна и Ричарда биосиновцы начали пародировать (обозвав шутливый тандем на манер "инь-ян" - Рич-Ян), и иногда, когда совсем соскучились по голосам, для освежения в памяти включали записи диктофона. Соперники почившего "ИнГена" развлекались как могли, коротая часы за кропотливой работой и переводя дух в промежутках...

Однажды как раз поступил очередной отчёт самописца. Новичок Джошуа О'Нил, уже знакомый с обязанностями и особенностями: работы, -личностей жертв и их лексиконом (но так до конца не понявший, с кем отдел Доджсона имеет дело), бегло проглядывая материал, вдруг с увлечением уткнулся в некое содержимое сего текста - а затем, глотнув кофе из бумажного крытого стакана, застопорился на одном моменте: это хорошо было видно по его лицу, по тому, как он пробегался глазами раз за разом, по тому, как он замер со стаканом в руке и листом бумаги - в другой. Мужчина, в итоге, всё же поставил ёмкость на отведённое ей на столе место - и обратился непосредственно к опытным товарищам с необычным замечанием (точнее, усмешкой):

- Надо же! Я знал, что Малкольм - тот ещё тип, но и подумать не мог, что он настолько... .Вот ублюдок, а! - парень покачал головой.
- Где? - тут же подскочил к нему заинтересованный Крис Юнберг.
- Да вот, смотри, тут они начинают перебранку, - О'Нил указал на традиционные оскорбления "практиков" и "теоретиков", которые уже давно вошли в "Словарь афоризмов от Рич-Яна". - Вот здесь Левайн обзывает Малкольма - а Малкольм в ответ и вовсе матерится. Переплюнул выскочку, ханжа!
- Даа? - поглазеть на это событие сбежался весь отдел. - Где? Покажите!
Конечно, математик мог употребить к месту крепкое словцо (и не раз), но до банального лексикона-подмётщины, тем более, трёхэтажного масштаба - такого от него из наученных опытом общения либо прослушивания, никто не ждал. Поэтому неудивительно, отчего новость вызвала такое оживление.
Долгие поиски нескольких пар глаз по листу бумаги не увенчались успехом.

- Да где ты увидал? - Крис протянул лист Джо. Тот указал:
- Здесь.
Пауза.
- Может, баг?
Набор значков явно вогнал коллег в ступор, особо расторопные уже подскочили к компьютерам - дабы сравнить текст с оригиналом электронным и звуковым.
Новичок чувствовал себя чуть ли не звездой часа, с самодовольным видом наблюдая за всеми телодвижениями и мимикой сотрудников. Джо самому было интересно узнать, чем всё кончится.
Однако всё оказалось куда банальней.
Последовало обращение:
- В программе нет багов, вирусов, и не установлен автоцензор, - и всё то было правдой.
- Тогда эти значки...
- Глядите, в этом есть смысл. Программа переводит в текстовую форму с голоса. И пишет самое простейшее, и в одну строчку. Если Малкольм и ругался, то это самая стильная форма, в которую можно перевести оскорбления! Он надиктовал формулы!
- Вот ведь сухарь книжный! - вырвался хохот со стороны.
- Если не раскрыл нас, - свистяще прошептал О'Нил на весь кабинет.
- Да нет, не боись, - небрежно махнул Доджсон, лишь на мгновение напрягшись (за сей миг сопоставив факты), и снова расслабившись в своём компьютерном кресле.
- Физмат, - развёл руками Бэйзелтон.
- И иже с ним... - поставил точку Юнберг.

Отдел долго вспоминал этот случай. В народ ушло в раздел стереотипных анекдотов-пособий - под именем "Как ругаются математики".
И подобных анекдотов про "Рич-Ян" и крылатых фраз набрался целый вагон и тележка... В общем, скучать прослушивающим было некогда.

@темы: Фанфикшен, О каждом из нас замолвите слово, Моё каля-маля, Книги, "По моему НЕ скромному мнению"

URL
   

Шут по жизни

главная