21:56 

Одно распространённое явление. Часть 1

тот, кто выбрал путь сомнений
Необходимо осознавать: что мы всегда идём на поводу у самих себя и только. Необходимо также помнить: что каждый ограничен и совершает ошибки.
Я НАПИСАЛ! ЧЁРТ ВОЗЬМИ, Я СДЕЛАЛ ЭТО! Я НАПИСАЛ ФАНФИК, ГДЕ ПОЛНО РОЗОВЫХ СОПЛЕЙ! :crzfan::crzdance:

Фэндом: "Белоснежка и семь гномов"

Вообще у меня просто встал другой фик. Поэтому взялась за данный. Оба писались для заявки "Тёмная сторона диснеевских принцесс".
Навязчивая идея (под которую подходит именно эта принцесса) должна была воплотиться в драббле, максимум - в "мини", да и возыметь концовку, как в «Суеверии» - вопросную. Но Остапа понесло (к тому же, немного не в ту сторону, как вы поняли из написанного капсом) - поэтому я уже сомневаюсь: стоит ли предлагать или нет. Получилось Hurt/comfort. И, скорее, наивное, нежели серьёзное. и знаете, что? И это хорошо!
Перед персонажами, если честно, неудобно - т.к. идеи ради я притянула за уши их вплотную к ООС. И где-то могла растечься мыслью, и рассказ, в принципе, мог получиться нестройным.
Корректировка - да, помощь в оной мне нужна.

А, и самое главное: имхо, Белоснежка ушла не к тому мужику. Но что с неё, девочки, взять? Я решила это по-своему исправить :gigi:



Одно распространённое явление. Часть 1


...Белоснежка, сладко потянувшись, увидала себя на богатом ложе, украшенном майскими цветами, и оглядела мир вокруг, дышащий зрелой весной.
Взор её ухнул на знакомые спину и склонённую голову. Девушка, вне себя от счастья, вмиг переполнившего её, как в волшебном сне, озаряя всё вокруг своей лучезарной улыбкой, протянула руки к возлюбленному.
Тот взял её на руки и понёс к скакуну, верно ожидавшему чуть поодаль. Принцесса не могла оторвать глаз от лика своего наречённого, а тот - от её. Казалось, шествие победителя с его, отвоёванной у времени и смерти, дамой, в лучах солнца, среди толпы пляшущих в безудержном веселье и приветствии торжества жизни животных и гномов, в лепестках цветущих деревьев, что с лихвой заменяли розовый дождь - казалось, это длилось благоговейную вечность.
Белоснежка, похоже, переживала сии мгновения так же.
Фердинант усадил невесту на коня - и вспомнил, что необходимо дать попрощаться ей со своими друзьями, что так верно охраняли её, заботились со всей преданностью. Но расставание прошло быстро. Белоснежка легко простилась с каждым из гномов - так прощаться умеют только влюблённые девочки, что хотят поскорее окунуться во все дальнейшие прелести своей сказки, которым так не терпится оказаться наедине с Прекрасным Принцем, чтобы он увёз поскорей в свой замок, и чтобы все мечты осуществились!
Даже столь же пылко влюблённый юноша был терпеливее своей ненаглядной голубки.
Белоснежка, со всей весёлой беззаботностью зефирного ветерка, несущего сладостный аромат, помахала друзьям.
Она, лучезарная девушка, самая прекрасная - для всех. И, в первую очередь, для своего кавалера.

Ах, сколько радости принесло воскрешение питомицы гномам! Они столь счастливо внимали переполнявшему их ликованию, что с восторгом приняли благодарность Белоснежки как самый великий дар, и порадовались за её дальнейшее светлое будущее...

Но постепенно, через несколько дней, аффект сошёл на нет. Свет переставал слепить глаза.
- Как же здорово, что Белоснежка, наконец, со своим принцем! - воскликнул как-то за обедом Умник (наверное, в сотый раз за неделю).
- Хах! Как быстро он её в замок-то увёз! - поводя ложкой в супе, со своим обыденным сарказмом ответил Ворчун.
- Ворчун, как тебе не с-стадн'... ой, то есть, стыдно?! - привстал со своего стула Умник, опершись о стол. - Ты должен, как и все мы, позави... ой, порадоваться за Белоснежку!..
Карлики, задрав носы, в такт степенно закивали (разве только Простак потряс головой, растянув рот от уха до уха).
- Я и рад за неё, - откликнулся "проблемный гном". - Но вот принц... как его там?..
- Фердинант, - подсказал собеседник.
- Не важно! - махнул рукой ответчик. - Вот он не дал нам и словом обмолвиться! Только "пока-пока"!
- Ну, это молодые люди, к тому же влюблённые, - сентиментально улыбнулся Док. - Они не замечают таких вещей. Нужно отнестись с пониманием.
- Может, оно и так, - всё больше распалялся скептик, - но девчонка-то сколько проспала. А есть-то - она ничегошеньки в рот не брала! А вдруг у того "принца", - это слово он выплюнул, - ни единой хлебной крошки в закромах не завалялось? А им ещё ехать! И мы, дураки, чем думали?!
Тут все гномы, отложив ложки, заохали, Умник опустился на своё место.
- А ведь он прав! - ахнул Чихун.
- С Белоснежкой могла случиться беда! - поддакнул Весельчак.
- Что же нам делать? - захныкал Скромник. - Неужели уже поздно?
- Без паники! - решительно поднялся Док, в повелительном жесте разведя руками (но неумолимо начав запинаться от волнения). - Если с Белоснежкой случилась еда... ой! Беда, то они бы вернулись или мы б-бы уже об этом знали!
- Но лесные животные за пределы леса не ступят и шагу! - напомнил Соня.
Гномы, вскочив, начали хвататься за головы и причитать. Простак растерянно вертел головой, не зная, за кем уследить. Ворчун исподлобья глядел на весь этот цирк.
Но тут в окно впорхнула белая голубка* - и приземлилась прямо на стол.
Ворчун с Простаком заметили её раньше остальных.
Следующим увидел её Умник.
- Стойте! - и, повинуясь приказу, остальные паникующие замерли. - Глядите! Голубь, наверняка от Белоснежки!
К лапке птицы алой ленточкой была привязана бумажка. Осторожно взяв птицу, Док аккуратно отвязал ленту.
- Ну же, читай! Что там? Скорее! - торопили гномы.
- Подождите, - раздражённо откликнулся официальный командир. После процедуры, он бережно опустил голубя на столешницу и развернул свиточек. И прочёл:
- "Мои дорогие друзья"... Это от Белоснежки! - воскликнул он. Пробежавшись глазами по строкам, он чуть не подскочил до потолка: - Это приглашение на свадьбу!
- Ура! - запрыгали, заобнимались и заплясали гномы... кроме Ворчуна, застывшего в позе Наполеона, с перекошенной миной, и буравящего взглядом письмо. Трудно было сказать, что у него творится в голове.
- Да что ты такой кислый? - со всего размаху хлопнул его по плечу Весельчак. - Вот видишь, обошлось! А ты боялся!
- Посмотрим, что там дальше в письме, и как за это время изменилась Белоснежка! - хмыкнул собрат.
Док же принялся с дальнейшим облегчением читать письмо полностью - но, чем дальше, тем мрачнее становился Ворчун. Похоже, концовку он уже и не слышал...


* * *

Опасения Ворчуна не оправдались - Белоснежка, их прекрасная Белоснежка, была просто неотразима в свой свадебный день. Здоровый румянец алел на её щеках, не уступая узорному платью того же цвета (местами увитого жемчугом), оттенявшим белую кожу и подчёркивающим черноту волос под маленькой фатой (больше похожей на платок), так же обрамлённую белыми жемчужинами. При каждом движении платье искрилось и переливалось всеми цветами радуги: гномы не пожалели камней, дабы теми расшили наряд невесты. На шее красовался, по всем канонам, широкий плоский белый гофрированный воротник.
Длинный шлейф несли девочки семи лет - но они (любой мог поклясться), когда станут старше, не сравнятся красой с принцессой.
Умытые и парадно одетые гномы, стоящие на почётных местах (и явно выделяющиеся на фоне пёстрой толпы), не могли сдержать слёз умиления... даже Ворчун (на его лице сияла улыбка).
- Ах, как я счастлива! - всё повторяла Белоснежка - и это было правдой.
- Ты самая красивая, самая добрая и самая любимая! - ворковал влюблённый жених. - Я глаз не могу от тебя оторвать, ненаглядная моя!..

Вот и гости подходят - и подносят подарки с добрыми пожеланиями.
Очередь дошла и до гномов. Каждый, пока произносил заветные слова, преданно глядел на свою любимицу - а та особо широко улыбалась, заливалась искренним звонким милым смехом, а глаза её сияли веселее прежнего. Девушка махала ручкой, припоминая каждому из гномов занятную особенность.

Когда дело перешло к пиру, спасителей Белоснежки посадили на самые почётные места и поставили перед каждым самую красивую посуду. Но Белоснежка мало отвлекалась на них. И после танцев, когда пора было отправляться спать, гномов уложили в лучших покоях. Все последующие дни, что игралась свадьба, принцесса, уже жена Фердинанта, меньше уделяла внимнание гостям. В том числе, и гномам. Первым это заметил Ворчун - и ушёл на день раньше остальных, не попрощавшись. Как ни странно, за ним следом хотел уйти и Простак - но заколебался, и остался с другими, пока те официально не простились.


* * *

Ворчун несколько дней ходил как в воду опущенный. Даже в шахте он поначалу не слышал, как к нему обращаются, раньше заканчивал есть и позже ложился спать.
Лицезреть свою любимицу, тем более, счастливой - он лучшего желать не мог. Его душу сие наполняло истинным счастьем. Но то, как Белоснежка беспечно о них забывала (в те дни, пока они, главные её друзья, рядом с ней - потом же они исчезнут из её жизни, будут встречаться лишь изредка!), ранило скептика. Тем более, что девочка проявляла свою симпатию и к нему, самому неприветливому из семерых карликов. Она была настолько добра, набожна и невинна, что смогла разглядеть за Ворчуном то, кем он является на самом деле. И все эти позы и фырки - они развлекали принцессу не меньше. Она, похоже, отыскала в них своеобразный шарм.
Гномы, вернулись со свадьбы тоже чуть поникшие - но работа вернула их в прежнее, оптимистичное русло.

Но у всё того же Ворчуна завелась со временем одна привычка: в выходной или в будний день, невзирая на усталость, он уходил в лес. Зачем? Там он бродил некоторое время - и возвращался. За ним начал увязываться и Простак - но последнего нещадно гнали прочь. Остальные карлики решили проследить за собратом - но тот быстро раскусил их, и расставил всё по местам. Умник попытался уговорить товарищей: что Ворчуну нужно просто смириться и привыкнуть...
Тропа блуждающего гнома проходила мимо хрустально-золотого гроба, ставшего памятником истории Белоснежки и достоянием королевства. Через некоторое время после свадьбы Фердинанта и Белоснежки, к гробу начали съезжаться "паломники". Ими оказывался всякий люд. Карлику приходилось то и дело менять направление - дабы избежать ненужного внимания. И далее прогулка его продолжалась.
Вот эти похождения и прибавились к остальному. Порой не паршивое настроение толкало Ворчуна на прогулку - ноги сами несли его. Теперь, правда, раз так, гном брал с собой трубку, огниво и хорошего табаку - и просто наслаждался процессом, прослушиванием и созерцанием...

Иногда Белоснежка всё же навещала гномов. Иногда гномы посещали её замок.
Но с годами всё менялось. Менялась и девушка - всё больше расцветая и созревая.

Но однажды она перестала их навещать. Гномы уже не задавались вопросом: почему? Они приняли как данность. Как-никак, она уже королева, со всеми вытекающими. Да и у них забот хватает: мир достаточно жесток.

* * *

И вот как-то раз, Ворчун, по обыкновению, прогуливался по своему обыденному маршруту.
Стоял тихий, даже сонный, ноябрьский день. Небо сплошь застилали тучи - настолько хмурые, что, кажется, из них вот-вот пойдёт снег. Уже несколько дней из-за смурной погоды в лесу никто не объявлялся. И потому Ворчун, в который раз за эти дни, смело шагнул на тропу, ведущую прямиком к памятнику гробу. Заслышав человеческие звуки, карлик, чертыхнувшись, хотел было вернуться обратно, но, заметив явно коленопреклонённого человека и распознав в звуках всхлипы, пригляделся и прислушался. Ледяной ветер действительно пригнал снежные тучи.
- И кого принесло сюда в такую погоду? - зябко укутавшись в плащ, Ворчун, смекнув, что до селения достаточно далеко, таки шагнул к неожиданному гостю на поляну.
Серая хламида оказалось полой накидки, капюшон скрывал голову.
Достаточно мрачное, но и любопытное зрелище: посреди мёртвой, предзимней поляны, у потускневшего гроба стоит на коленях человек и молится. Судя по шёпоту, перемежающегося всхлипами, то женщина.
- Эй, старуха, что ты здесь делаешь? Ты из ума выжила, в такую погоду сюда приходить? - у Ворчуна невольно мелькнула мысль про королеву Гримхильду: уж не восстала ли она из мёртвых, коварная ведьма?
Шёпот мгновенно оборвался.
- К-кто...? Ворчун? - женщина приподняла голову и слегка повернула её.
- Что за шутки? - гном расслышал знакомые ноты - и подскочив и схватив за плечо, надеясь увидеть (не важно что!), властно развернул к себе лицом пришелицу. Та, ахнув, постаралась отвернуться и скрыть лик капюшоном.
Но гном и сам отпрянул в ужасе. В этом полунищенском одеянии могло оказаться лишь приведение.
- К-кто ты?! Откуда у тебя...
- Это я, - женщина, закрыв белыми ладонями лицо, заплакала. Из-под капюшона выбились длинные пряди чёрных волос. Донеслось еле внятное бормотание: - Он говорил, что любит меня!
Это она - карлик, с неким жалостливым (или скорбным) выражением лица подошёл и, аккуратно взяв за запястья столь знакомые, уже огрубевшие на холоде руки, отнял их от лица фемины. Та, зажмурившись, попыталась отвернуться, сипло пискнув:
- Не надо!..
Но друг, удерживая в стальной хватке одной руки тонкие запястья, дабы не дать шанс и единой попытке заслонить лицо, пальцами другой очень осторожно, даже с трепетной нежностью, повернул заплаканное лицо к себе и вгляделся в его черты. Всё в порядке. Это была она, их прекрасная королева, его ненаглядная любимица.
- Милая Белоснежка, - гном не сумел проговорить тактичным тоном - он не мог заставить себя "красться", точно придворному вору. Поэтому спросил негромко, но со всем запалом, - Ваше Высочество, что же произошло? - и оставил белую кожу подруги в покое.
- Не называй меня так! Я больше не королева, - женщина, вновь залившись слезами, опять спрятала лицо в ладонях, яростно замотав головой. Никакой королевской выдержки, она дала волю себе - здесь, где её никто не увидит и не узнает, кроме старинного друга.
Ветер властно зашевелил верхушки дерев, нагнав снежинок и напомнив глашатаем о начинающейся зиме и обо всём том, что та несёт.
Ворчун, поёжившись, приобнял за плечи фемину (которая, казалось, не чувствовала холода), призывая её подняться:
- Пойдём. Дома все тебе будут рады. Что на холоде-то говорить. Там всё и расскажешь.
Опальная королева хотела было что-то возразить, но слова спутника переубедили её - и потому, благодарно и столь знакомо улыбнувшись, человек поднялся с колен. Дабы женщина не передумала и не наделала глупостей, карлик взял её за руку - и уверенно повёл за собой.
У выхода на полянку перед домиком Белоснежка испугалась. Но Ворчун заставил её выйти. Также он заставил её подойти к самому домику и войти в него.

Гномы были немало удивлены, что греха таить. Они узнали Белоснежку, пусть и не сразу.

___________
* Вообще, почтовые голуби обучены возращаться домой - и таким местом, по-хорошему, должен был оказаться домик гномов. Но у гномов, как мы помним, нет голубятни, и здесь они её себе не завели. Да, голубь прилетел из дома, из замка.
Но во вселенной данного мультика пренебрежение этим фактом особой роли не сыграет.
запись создана: 25.12.2014 в 21:06

@темы: "По моему НЕ скромному мнению", Дисней, Кю!, Моё каля-маля, О каждом из нас замолвите слово, Ужоснах, Фанфикшен, Ходят тут всякие!.. А, проходите, барон сейчас спустится, очень вас ждёт! :D

URL
   

Шут по жизни

главная